?

Log in

No account? Create an account
highwhite

Вперёд, «Торпедо»!

Сообщество болельщиков и любителей истории московского «Торпедо»

Previous Entry Поделиться Next Entry
«Торпедо». История в именах. 12 августа
tittor wrote in soratniki


12 августа (по новому стилю) 1906 года родился Вячеслав Николаевич Орлов – правый крайний нападающий, а в конце карьеры - левый защитник команд РДПК, АМО, ЗиС и «Торпедо» с 1927 по 1940 год. В высшей лиге чемпионата СССР сыграл за автозаводцев 58 матчей, в первой лиге (1936 весна и 1937 год) – 15 матчей, забил 2 мяча (данные по осеннему чемпионату 1936 года отсутствуют).

Московское «Торпедо» образца 1939 года. Слева направо: Петр Петров, Константин Рязанцев, Владимир Грошиков, Василий Поляков, Ремиз Каричев, Иван Кочетков, Борис Кочетов (вратарь), Александр Синяков, Николай Морозов, Георгий Жарков, Вячеслав ОРЛОВ.

Успешно занимался лёгкой атлетикой (стометровка – 10,9 секунд), на I Спартакиаде народов СССР занял 3–е место в прыжках в высоту – 170 см. Один из тренеров «Торпедо» в сезоне-1949, когда команда завоевала Кубок СССР. Победитель Всемирной Рабочей Спартакиады во Франции 1938 года. С 1942 по 1945 год – председатель спортклуба «Торпедо».
Долгое время работал старшим инженером и администратором стадиона «Торпедо». Автор эмблемы созданного в 1936 году по постановлению ВЦСПС общества «Торпедо» - символа, объединяющего автомобильную, тракторную, авиационную промышленность (их работники стали членами общества «Торпедо»), а также традиционной формы "Торпедо" - белая футболка, чёрные трусы, чёрные
гетры с двумя белыми полосами. Умер в Москве 29 января 1995 года.

Вячеслав Николаевич Орлов. Фото из личного архива Антонина Николаевича Сочнева. Автор снимка неизвестен.

Материал о Вячеславе Николаевиче Орлове в ежемесячнике «Торпедо». Сентябрь 1991 года.

Рубрика: Человек из истории

КТО О СЕБЕ ИМЕЕТ ПРАВО СКАЗАТЬ В ПЕРВОМ ЛИЦЕ

ИЗ БИОГРАФИИ: Орлов Вячеслав Николаевич, мастер спорта, род. 12 августа 1906 г. в г. Вышний Волочек. Успешно занимался легкой атлетикой, лучший результат в беге на 100 метров — 10,9 сек. На I Спартакиаде народов СССР поделил третье место в прыжках в высоту — 170 см. С 1927 г. живет в Москве и вся жизнь связана с АМО — ЗИС — ЗИЛ (кроме отъездов не по своей инициативе в 1941 г. — в Минск, в 1951 г. — в Днепропетровск, потом — в Липецк). Прошел путь футболиста с IV до I команды РДПК и затем команды мастеров «Торпедо». Начинал — правым крайним нападающим, заканчивал — левым защитником.

Но короткая справка не вмещает всего, что было. Куда записать о дружбе Вячеслава Николаевича с популярнейшим киноактером Николаем Крючковым? А знакомство с известным театральным режиссером довоенных лет Николаем Ивановичем Боголюбовым и его неожиданное, но серьезное предложение перейти работать в театр! А посещение репетиции «Клопа» у маститого Мейерхольда. А необыкновенная схожесть со знаменитым артистом Охлопковым и не только внешняя — фигурой, но и голосом, и смешные ситуации при этом. А самостоятельный кусочек биографии, связанный с успешной сдачей приемных экзаменов и учебой в институте кинематографии! Но футбол пересилил все другие соблазны, и зеленый прямоугольник поля, а не сцена и экран, стал тем местом в Москве, где нашел свое амплуа рослый юноша с фигурой атлета.

Конечно, можно сказать, что только случай привел вышневолоцкого парня на автозавод, но верность клубу оказалась чертой характера Орлова. Совсем редкость: проходя службу в РККА, он, тем не менее, все три года играл в футбол за «Пролетарскую кузницу», и командир, долго уговаривая строптивца, махнул рукой. Разговаривать с Вячеславом Николаевичем одно удовольствие, а слушать — и подавно. Чистый русский язык, образность и точность передачи мысли. Редко, когда он запнется, извиняясь, что запамятовал. Это редкость. А какие характеристики дает тем знаменитейшим из футболистов, кого я знаю только по справочникам!

— Михаил Рущинский, в 1932 году и тренер, и капитан нашей команды. Зверь! Но играл только в мяч, джентльменская манера. Виктор Маслов — честный мужик. Никогда не кричал. Спокойный. И футболист хороший, и торпедовец настоящий, а как тренер — великий. Виктор Семенов — талант! Как играл в воздухе! Выпрыгивал всегда на полголовы выше других. А сам мощный. Иван Кочетков — начинал нападающим, а когда его поставили в центр защиты, вот тут-то и раскрылся по-настоящему. Великий футболист. Если б не реорганизация в 1941 году, он не ушел бы из команды. Говаривали, что он любил приложиться к рюмке перед игрой, но это неправда. Я ведь с ним в одной комнате жил на торпедовской базе в Васькине и ручаюсь, что это не так. Ну, а после игры он действительно употреблял...

Николай Петрович Старостин — вот личность! Один только пример: мы, торпедовцы, возвращаемся из Ленинграда после сыгранных там матчей. «Спартаку» же игры там еще предстоят. И вот Николай Петрович встречает нас на вокзале и сразу с вопросом: «Ну, как они играют?» А мы честно отвечаем, не скрывая, не хитря.

Сергей Васильевич Бухтеев, наш тренер в 1938 г., — человек большой культуры. Интеллигент, умница. Сразу стал уделять внимание повышению общей культуры футболистов. Бывало, и не раз, — сядет за пианино и поет. Голос приятный. Мы все вокруг слушаем. Еще вытаскивал команду в Третьяковку да как начнет рассказывать, так не нужен экскурсовод. Мы зачарованно стоим, рты раскрыв.

А Сергей Васильевич продолжал удивлять, восхищать и покорять наши сердца. Врачу он объяснял, что питание спортсмена надо дозировать, и при этом по памяти называл калорийность каждого блюда. Он ввел правило: перед завтра-

ком необходимо съедать 200 граммов овсяной каши. (Кочетков возмущался: «Что мы, лошади?» А вскоре и сам уплетал за милую душу). Ни разу грубого слова, ровный со всеми. Нас, футболистов, называл: «Мальчики». Да, есть кого вспомнить…

Вячеслав Николаевич не злоупотреблял своим положением рассказчика, он вспоминает и говорит для и ради меня, а я вижу, как возвращение в прожитые годы приятно волнует ветерана.

История футбола (как история вообще) создается людьми своего времени. Мы, не видевшие матчей 20-х, 30-х, 40-х годов, не можем и не вправе написать историю того футбола. А мы можем только записать то, что сможем и успеем, расспрашивая и беспокоя тех, кто о себе имеет право сказать в первом лице: «Я играл» или: «Я судил», или: «Я тренировал».

Каюсь, но нижеследующий рассказ Орлова я попросил повторить, настолько он важен, что я боялся неточности в конспекте.

— 1936 год. Я уже несколько лет работаю помощником директора стадиона, что напротив ЦПКиО (москвичи этот стадион часто называли «Выставка», так как до него там были выставочные павильоны). Мне и жилье дали прямо на стадионе. В общем, играю в футбол и радуюсь жизни. Хотя зарплата и небольшая по тем временам — 250 рублей, но мне приплачивали еще за счет прибыли стадиона. Ну, и еще завод нас, футболистов, подкармливал: талоны на питание выдавали. А в то время я в большой дружбе был с Яковом Федоровичем Мельниковым, нашим знаменитейшим конькобежцем, многократным чемпионом страны, членом клуба ЗИС. А человек он какой прекрасный! Он любил заходить ко мне и частенько бывал запросто. И вот помню: возвращается он с пленума ЦК профсоюза работников автотракторной и авиационной промышленности (РАТАП), быстро входит и сразу мне:

— Славка, рисуй: автомобиль, какую-нибудь шестеренку и букву «Т».

— А почему «Т»?

— Потому что будет название «Торпедо».

И я послушно беру лист бумаги и карандашом от руки вырисовываю, что мне подсказывает фантазия: автомобиль, конечно, типа гоночного, чтоб его обводы сами говорили о скорости; буква «Т» должна быть особенно красивой, она — центр композиции; а уж все это обрамляет шестеренка.

Едва заканчиваю, как Яков Федорович хватает со стола тот лист и убегает. А на следующий день он уже входит, чинно и значительно протягивает мне лист картона: «Смотри». Передо мной красиво вычерченная по моему эскизу эмблема нашего клуба. Вижу, Мельников доволен. И подчеркивая историческую значимость момента, он ставит на стол бутылку портвейна. Так мы отметили рождение эмблемы. Здесь он мне и рассказал, как на пленуме шумно и непримиримо спорили о названии команды: «Маяк»? Не то. «Выстрел»? Не подходит. И тут Яков Федорович возьми и скажи: «Торпедо». И, надо же, все без споров согласились.

Не сочтите за нескромность, — продолжает с легким волнением Вячеслав Николаевич, — но и торпедовские цвета «черно-белые» — тоже моя затея. Футболка — чтобы белая, трусы — черные, а гетры — черного цвета, но обязательно с двумя белыми полосками. На фотографиях тех лет эти белые полоски отчетливо просматриваются.

Теперь уже волнуюсь больше я, благодаря случай, что свел меня с замечательным ветераном отечественного футбола.

— Ну а голы соперникам вы забивали?

— По-моему, только два. В 1937 году в ворота самого Леонида Иванова. Проигрываем мы 0:2, атакуем, и тут судья нам штрафной удар присуждает. Но расстояние очень уж большое, не могу сказать в метрах, но, видимо, приличное расстояние, раз ленинградцы стенку не стали ставить. Наш капитан Виктор Маслов мне кричит: «Славка, пробей». А у меня сила удара-то была, и решился я бить по воротам — так в самую «девятку» попал. Гол. Проходит совсем немного времени, опять штрафной и, надо же, с того же места. Капитан мне уже ласковее: «Славушка, бей». Снова стенку не поставили. Я разбежался и в ту же «девятку» второй мяч. Вратарь оба раз бросался, но не доставал. Так и сыграли вничью.

Но замечу, что нравы на футбольном поле тогда сильно отличались от сегодняшних. Никакой радости после забитого гола, никаких восторгов, не говоря уж об объятиях, ни-ни. Даже простого рукопожатия или, скажем, благодарного хлопка по плечу не полагалось. Трибуны шумят, приветствуя забитый своими любимцами мяч, зрители повскакали с мест — это да, было обязательно. А вот футболисты после взятия ворот соперников трусцой возвращались к центру поля, всем видом показывая: ну, дескать, гол. Обычное дело. Автора мяча переполняет радость, но все это держи в себе. Будь мужчиной! А вы согласны с этим?

Вячеславу Николаевичу Орлову стукнуло 85, но, поговорив (и не наговорившись) с ним, этой цифре не веришь. А он о себе «Тренировочный режим я всегда соблюдал. Очень любил легкую атлетику, спринт у меня хорошо шел. Занимался акробатикой — садился на стул и мог ноги за голову завести».

Ветеран. Он не жалуется, что родной клуб его забыл с тех пор, как в 1984 году закончил работать старшим инженером стадиона. Правая нога не разгибается в колене, просто мука выйти из дома, и нужен легкий и удобный костыль. Вопрос: где взять? Поможет ли родной футбольный клуб? Хорошо, не забывают старые надежные друзья, да много ли их осталось? Из довоенной команды вообще двое только: еще Виктор Павлович Листиков жив. Ему полтора года назад (??? – прим.tittor.) исполнилось 75 (??? – прим.tittor.), а кто это заметил, кроме родных?

К.ЮРИН.

Перед одним из матчей Вячеслава Николаевича Орлова поздравляют с 75-летием президент ФК «Торпедо» В.Корнеев и начальник автозаводской команды Ю.Золотов.